Среда, 10 августа, 2022
Общество

Пока пинчанка была в интернате для престарелых, ее выписали из дома, а жилье выставили на продажу

  В жизни пинчанки Тамары было простое женское счастье: свадьба, любимый муж, маленький сын. Но в какой-то момент семейная жизнь дала трещину – пути супругов разошлись. Спустя какое-то время женщина встретила второго мужа – Иосифа Диковицкого.  Вскоре на свет появился сын Вадим. Семья жила душа в душу, в любви и взаимопонимании, пока в их дверь не постучалось горе: в 2002 году умер младший сын, затем скоропостижно скончался муж Тамары. Женщина перестала чувствовать почву под ногами – горе сильно подкосило ее. Но старший сын Сергей от первого брака окружил мать теплом и заботой. А в 2009 году снова удар судьбы – погибает Сергей. Женщина осталась наедине со своим горем. Трагедия сильно пошатнула здоровье Тамары – у нее стали отниматься ноги. Эти тревожные симптомы были началом болезни Паркинсона.

  Будем вместе!

  После гибели Сергея в жизни Тамары появился бывший муж Николай. До этого он никогда с сыном не встречался, не интересовался им. Алименты мужчину вынудил выплачивать суд.

  – После смерти Сергея я осталась совершенно одна, не знала, как жить дальше, – признается пенсионерка. – К тому же прогрессировала болезнь и за мной нужен был постоянный уход. Бывший муж оказался рядом в тяжелый момент, и я доверилась человеку…

  Тамара и Николай расписались. А спустя какое-то время женщина оформила дарственную на квартиру.

  – Николай обещал заботиться обо мне, помогать по хозяйству, не отдавать меня в дом престарелых, – рассказывает Тамара Диковицкая. – Я больной, немощный человек, делать привычные для других домашние дела не в состоянии. Поэтому и согласилась подписать договор, тем более что в юридических вопросах не сильна и не знала, чем это для меня обернется. Тогда мне казалось, что бывший супруг искренне интересовался моими делами и пытался мне помочь. Как же сильно я заблуждалась!

  Тамара еще не представляла, что ее испытания только начинаются…

  Давайте жить дружно! 

  Жизнь Тамары переменилась в одночасье. После оформления договора дарения до этого ласковый, заботливый муж стал раздражительным и вспыльчивым. Его больше не интересовали проблемы пенсионерки. Метаморфозы? Скорее, холодный, точный расчет, по крайней мере, так утверждает наша героиня.

  – Когда Николай добился своего, то перестал проживать со мной совместно, – говорит Тамара. – Вернулся в свою прежнюю семью, к жене и сыну, а ко мне лишь изредка наведывался. Пенсию мою они забирали себе, а мне помогали добрые люди: кто продукты приносил, кто одежду. Тяжело вспоминать те времена. Николай надеялся, что помру быстро. А я все жила да жила. Помню, повез меня муж в загс и сказал: «Все, будем разводиться!» Хотя совместной жизни у нас не было, просто штамп в паспорте.  А чтобы я им не мешала, решили отдать меня в дом милосердия общества Красного Креста.

  Главный бой ещё впереди

  Но пенсионерка не осталась одна – о ней стала заботиться неравнодушная женщина Наталья. Она не смогла остаться в стороне, когда узнала, как с Тамарой обошелся бывший муж.

  – Наталья часто навещала меня, помогала чем только могла, – поясняет пенсионерка. – Я ей доверилась и рассказала про свою ситуацию. Ее возмутило все, что произошло со мной, и она взялась отстаивать мои интересы. Наташенька возилась со мной, помогла оформить инвалидность, приютила меня в своей квартире. Нанимала адвокатов, юристов и других специалистов, компетентных в подобных вопросах. Я словно очнулась после долгого сна и поняла, что нужно бороться за собственность ради невестки и внуков.

  Когда мою настойчивость и боевой настрой увидел бывший супруг, то обратился в правоохранительные органы. Наталья родственницей не являлась и не имела права представлять мои интересы в вышестоящих инстанциях. Позже меня уговорили поехать в барановичский дом-интернат для престарелых и инвалидов под предлогом, что в моей квартире делают ремонт, а позже привезут меня обратно. Я согласилась, но вскоре пожалела об этом: все время тосковала по родному дому.

  А потом узнала, что, пока я жила в интернате, меня выписали из квартиры, а мой дом выставили на продажу. И никто меня не собирался забирать из интерната…

  Оказывается, при поступлении в учреждение я автоматически там прописывалась, интернат становился постоянным местом жительства, и меня можно было выписать из моего же жилья. Вот такую лазейку нашли мои предприимчивые «родственники» и теперь при живом человеке пытаются продать квартиру.

  Наташенька помогла мне вернуться обратно в Пинск. Сейчас мы наняли адвоката, а недавно нам предоставили государственного, так что два специалиста помогут нам бороться за то, чтобы договор дарения был признан недействительным и я смогла бы если не передать свою квартиру невестке, то отдать ее государству и получить социальное жилье.

  В барановичском доме-интернате для престарелых и инвалидов секретарь Алла Дубешко пояснила, что Тамара Диковицкая поступила в интернат 18 мая 2015 года и была отчислена 10 марта 2016 года.

  – Согласно акту зарегистрированных обследований материально-бытовых условий, пенсионерка жилья не имела, проживала у бывшего мужа Николая, – поясняет Алла Анатольевна. – По документам, в учреждение была доставлена соседом Сергеем (именно так представился сын Николая от другого брака работникам учреждения – прим. автора). Что же касается ситуации по поводу квартиры, то это межличностные отношения, в которые работники данного заведения не вмешиваются. Этими вопросами должны заниматься компетентные органы.

  Ситуацию комментирует старший помощник прокурора Ольга СЕЛЕДЦОВА:

  – Гражданка, которая представляет интересы Тамары Диковицкой, родственницей ей не является, а в соответствии с законом об обращении граждан право обращаться в организации, инстанции и другие органы государственной структуры имеют люди самостоятельно либо через представителей, имеющих нотариальную доверенность. Диковицкая не признана недееспособной, соответственно, она вправе обращаться сама либо через родственников. При обращении гражданки в прокуратуру каких-либо нарушений при заключении данного договора не было выявлено.  Она имеет право, согласно договору, пожизненного проживания в данном жилом помещении.

  За разъяснением мы также обратились к сыну бывшего мужа Тамары:

  — Действительно, недвижимость выставлена на продажу. Мой отец имеет право продавать квартиру, т.к. является ее собственником и письменного согласия на это пенсионерки не требуется.

  Сам Николай, со слов сына, от комментариев отказался.


***

  Тема с дарственными на квартиру стара как мир, но по-прежнему очень актуальна. Пожилые граждане по доверчивости переписывают все свое имущество родственникам, а иногда и вовсе чужим людям, которые уделили им каплю внимания, проявили сочувствие и заботу.

  В погоне за квадратными метрами люди не останавливаются ни перед чем и готовы разорвать кровные узы, лишь бы заполучить желанный «куш». Как говорил Воланд из «Мастера и Маргариты»: «Люди как люди. Любят деньги, но ведь это всегда было… Человечество любит деньги, из чего бы те ни были сделаны, из кожи ли, из бумаги ли, из бронзы или золота. Ну, легкомысленны… ну, что ж… обыкновенные люди… в общем, напоминают прежних… квартирный вопрос только испортил их…»

  Наталья АЛЕКСЕЕВА

  P.S. Редакция газеты продолжает следить за развитием этой истории. О ее исходе нашим читателям мы сообщим дополнительно.

Похожие новости

Директор Пинского колледжа УО «БрГУ имени А.С.Пушкина» Светлана БОРЧУК: «Абитуриенты сделали правильный выбор!»

P-V2020

“Белая Русь” объявляет фотоконкурс

P-V2020

Памятный знак польским партизанам откроют в Ивановском районе

P-V2020

Оставить комментарий

Чат