Что на самом деле происходило вечером 9 августа 2020 года? Правоохранители и очевидцы – о дне выборов

Политика

Протесты в день президентских выборов 9 августа 2020 года стали заранее спланированной акцией радикально настроенных граждан. На это обратили внимание правоохранители и очевидцы тех событий во второй серии документального сериала “Беларусь против цветной революции” (документальный проект “2020”), которая была показана на телеканале СТВ, сообщает БЕЛТА.

Вечером 9 августа на определенных избирательных участках в Беларуси стали искусственно образовываться очереди. Так оппозиционно настроенные граждане пытались помешать белорусам голосовать, чтобы вызвать их возмущение и недовольство властью: мол, она не дала людям выразить свое мнение. Тогда по поручению главы государства в столице и других регионах было принято решение продлить работу участков, чтобы дать всем людям возможность проголосовать.

“Когда все поняли, что не будет момента, когда закроются участки и кто-то проголосовать не сможет, тогда и смысла стоять в очередях и их организовывать тоже не стало”, – отметила бывший начальник главного идеологического управления Администрации Президента Ольга Шпилевская.

Но повод для протестов все-таки был нужен, и оппозиция пошла на провокации. В милицию стали поступать сообщения, что отдельные лица начинают препятствовать деятельности избирательных комиссий, подсчету голосов и их передаче в ЦИК. Параллельно белорусов накручивали экстремистские Telegram-каналы и так называемые независимые СМИ: “Еще чуть-чуть и режим падет”. Они заранее объявили, что выборы – это фикция, и протесты начались до объявления результатов голосования.

“Сколько раз Президент на самых разных встречах говорил о том, что и в покое нас не оставят, и о том, что будет очень интересно. Все понимали, что будет непросто. Но, конечно, есть и новые элементы, с которыми мы тогда столкнулись и которые недооценивали и не учитывали на ранней стадии. Это, конечно, технологии, глобальная, повальная информатизация, тот самый жуткий эмоциональный фон”, – сказала Наталья Эйсмонт.

“Они заранее спланировали эту драку, смуту, бучу и недовольство выборами вообще”, – заявил экс-министр внутренних дел Юрий Караев.

На райисполкомы и школы, где разместились избирательные участки, началась прямая атака. “Моя женщина была в одной из гимназий представителем. Девять часов, десять часов, одиннадцать часов – звонка нет. В двенадцать часов ночи я набрал и задал вопрос, что случилось? Говорит: “Нашу гимназию окружили, никому не дают возможность выйти, – вспоминает день выборов житель Минска, очевидец событий Виталий Леонович. – Это было очень жутко: сигналили, кричали. Были люди, которые ходили с мегафонами и подогревали настроение”.

Членов избирательных комиссий в прямом смысле слова пришлось эвакуировать при помощи спецназа.

“Казалось, что началась война. Они обрушились на двери школы, стучали так невероятно, кричали, ненормативная лексика… Это было что-то такое… Я видела такое по телевизору, но не думала, что у нас такое возможно, – рассказала директор средней школы №196 Минска Наталья Буркевич. – Я думала, что они двери разобьют. Агрессия была свирепствующая. Я думаю, никто бы нас не пощадил”.

От избирательных участков протестующие направились к площадям. Председатель Совета Республики Наталья Кочанова вспоминает: “Был десятый час, 21.20, может быть, 21.30. Уже неслись разъяренные молодчики, кричали: “Жыве Беларусь!” Еще никто не знал, кто победил, какие подсчеты, то есть абсолютно не были известны результаты выборов, а люди уже были недовольны. Это говорит о том, что это была заранее спланированная акция на разрушение нашей страны”.

“Очевидно, что это мероприятие (протесты. – Прим. БЕЛТА) готовилось заранее. Было очень много приезжих, прибыло очень много людей из других регионов. Была предпринята попытка жесткого силового захвата органа власти”, – заявил председатель Пинского райисполкома Игорь Брилевич.

В разных городах Беларуси из толпы в правоохранителей полетели камни, бутылки, вырванные со скамеек доски и урны. Толпу координировали через мессенджеры и социальные сети. Буферной зоной между протестующими и правоохранителями стали обычные граждане: зеваки, женщины и дети.

Тем временем интернет стали наводнять фотографии протестующих с милицейскими щитами и распространялась информация, что милиция сложила эти самые щиты. “Передо мной стояло ранее трижды судимое лицо, которое уговаривало меня как начальника милиции сложить щиты и сдать город. В радикально настроенных Telegram-каналах уже была информация, что Жлобин сдался”, – рассказал начальник Жлобинского РОВД.

“Каждый смотрел налево и направо: все стояли со щитами, никто их никуда не складывал”, – добавил замначальника УВД Брестского облисполкома Александр Кисель.

Министр внутренних дел Иван Кубраков отметил, что никто из сотрудников в боевых порядках не дрогнул. “Они знали, что подвести товарищей нельзя”, – подчеркнул он.

Президент Беларуси Александр Лукашенко был погружен в эти процессы круглосуточно, заявила его пресс-секретарь Наталья Эйсмонт. “Очень глубоко вникнув в обстановку этого дня, Президент сказал такую фразу: “Даже если я буду один, я буду бороться”, – заявила она.

Очевидцы вспоминают: протест был далеко не мирным. Толпа становилась все более агрессивной, в ход пошли коктейли Молотова, создавались сцепки. Мирные призывы звучали только из милицейских мегафонов, в ответ – брань и камни. “То, что говорят “мирный протест”, – это ложь. Я сделал замечание молодому человеку: он был с маленьким ребенком. Накапливалась толпа, все может быть. Подошла супруга, говорю: “Вы семью сохранить хотите?” – “Хотим” – “Забирайте мужа и идите, у вас маленький ребенок. Его Тихановская не накормит”, – рассказал о вечере 9 августа житель Пинска.

В итоге стало очевидно, что без адекватных мер реагирования в этой ситуации правоохранителям не обойтись. И они уверенно пресекли противоправные действия протестующих граждан.



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *