Где бой был первый. Партизанский

Актуально Общество

80 лет назад народные мстители дали первый в Великой Отечественной войне партизанский бой. Считается, что он произошел 28 июня на Пинщине. До сих пор это место никак не обозначено. А ведь особой исторической значимости ему не занимать. Сегодня журналист «ПВ» приглашает побывать там, где агрессору дали понять, что будет гореть земля под его ногами, будут стрелять ему в грудь из белорусских лесов, будут топить его нещадно в болоте.


Шуршит дорога под колесами быстрых автомобилей. Ветер разносит чудесный запах свежескошенного сена. Берега Ясельды соединяет низкий мост почему-то называемый «Рябым».


Дорожная развилка на Логишин и Мотоль, на первый взгляд, мало чем примечательна. Рядом деревни Подболотье и Синин, кругом широкая речная пойма. Неизменный пейзаж, на фоне которого произошло историческое событие, внесшее в хронику войны одно из определений «первый» – первое организованное партизанское сопротивление захватчику. Символично, что в то время, когда сражались защитники Брестской крепости, когда совершил огненный таран Николай Гастелло, когда еще велись уличные бои в Минске, в Пинске 28 июня 1941 года, отважные люди соблюдая выдержку и боевой дух, выдвинулись навстречу противнику и устроили на него засаду. В те дни это был Выбор с большой буквы.

Картина событий складывается из воспоминаний их участников. Вот что сообщали об этом Василий Захарович КОРЖ, тогдашний заведующий сектором Пинского обкома КП(б)Б, участник освободительного движения в Западной Белоруссии в 1920-1925 годах и национально-революционной борьбы в Испании (1936-1937), а также комсомольцы Эдуард Болеславович НОРДМАН и Михаил Андреевич ЛАСУТА. В.3.Корж: «22 июня 1941 года, в воскресенье, пошел с сыном поливать капусту. Приехала за мной обкомовская машина. Шофер сказал: «Сегодня на рассвете разбомбили Жабчицкий аэродром. Всех работников вызывают в обком».

У меня заработала мысль: «Что делать? Надо организовывать партизанские отряды и подымать народ на борьбу. Мобилизацию Германия нам сорвет. Но ничего! Только бы организоваться да какое-либо оружие на первый случай». С такими намерениями и мыслями я оказался перед первым секретарем Пинского обкома партии тов. Минченко A.M. В кабинете сидел второй секретарь обкома тов. Шаповалов. Я попросил их обоих выслушать мои намерения и планы по организации партизанских отрядов.

У них получилась маленькая заминка. Я это видел. Ведь не было сверху на этот счет указаний. Но они очень правильно поступили: взяли на свой риск организацию партизанского отряда в этот же день. Тут же по телефону отдали распоряжение секретарю Пинского горкома тов. Гимельштейн помочь Коржу В.З. организовать партизанский отряд». Э.Б.Нордман: «…поздним вечером на платформе попутного товарняка добираюсь до Пинска. Спешу на улицу Почтовую (ныне Заслонова). В обкоме комсомола многолюдно. Кабинет первого секретаря Ольги Сысоевой превращен в своеобразный штаб. Входят и выходят люди, получают указания. О.А.Сысоева рекомендовала в отряд Ш.И.Берковича, И.А.Буйницкого, меня, И.И.Чуклая, В.Н.Лифантьева, М.А.Ласуту и других комсомольцев.

Привезли винтовки из старых запасов, еще Первой мировой войны, в смазке, без ремней. Винтовки Мосина выпуска 1896 года. Выдали по 90 патронов. Кому досталось по гранате РГД. Обещали привезти пару ручных пулеметов, но так и не привезли. Несколько дней бойцы отряда несли охрану вокзала, типографии, почты и других объектов».

М.А.Ласута: «К 28 июня военная разведка доложила, что по дорогам Полесья движутся разрозненные отряды бронемашин противника. Был дан приказ: выследить и уничтожить врага. Мы расположились севернее деревни Подболотье и стали следить за движением на дороге. Через некоторое время со стороны Логишина показалась грузовая машина. В ней возвращались с задания четверо красноармейцев со своим офицером. Пока мы вместе с ними выясняли обстановку, наблюдатели заметили, что перпендикулярно шоссе по проселку от деревни Синин к развилке движутся три немецкие бронемашины. Бойцы, скрываясь в посевах ржи, заняли удобные позиции. Выждали, пока машины выедут на дорогу».

В.3.Корж: «Впервые патриоты вступили в открытый бой с немецкой техникой. Никто не думал, как опасно вступать в бой с одними винтовками и гранатами, которых было небольшое количество. Командир отделения Солохин — бывший инструктор горкома партии, участник войны с Финляндией, бросил связку гранат. Танк закрутился на месте. И сразу с ходу вспрыгнули на него Чуклай Иван Иванович, Солохин и другие». М.А.Ласута: «Из люка показался немец. Он ранен. Стащили его: все, отвоевался фриц. Остальные машины рванули наутек. А «наша» стоит, завалившись в кювете. Сняли крупнокалиберный пулемет. Только потом узнали, что «наш первенец» принадлежал к отборной эсэсовской части, одной из тех, кому Гитлер вверил начало «блицкрига».

* * *

Из трофеев В.З.Корж оставил себе записную книжку. В ней он начал вести дневник. Страниц хватило на несколько лет. Автор этих строк имел возможность ознакомиться с копией этого важного исторического документа.


По какой-то причине Василий Захарович сохранил записи прежнего владельца. А свои начал с текста лирической песни. Следующая страница – первая запись о следующем бое под Пинском, а далее о действиях отряда.


Э.Б.Нордман: «Четвертого июля у деревни Галево, в 3-4 километрах от Пинска, устроили еще одну засаду. В бою с превосходящими силами противника мы уничтожили около 20 солдат. Эта победа, с точки зрения военной, маленькая, однако сыграла важную роль в психологическом отношении. Партизаны увидели спины удирающего врага. В первые дни войны это кое-что значило!» К вечеру 4 июля в Пинск вошли немцы.

Отряд В.З.Коржа едва успел отъехать на грузовиках в Столин. Лишь через глубинное Полесье можно было пробиться на восток. Однако Василий Захарович и его единомышленники намерены были остаться и сражаться. Но далеко не все разделяли их позицию. Военные патрули пытались даже разоружить отряд в штатском. Испытания тревогой и огнем закалили характер тех немногих, кто решился быть с командиром Комаровым – такую партизанскую кличку–псевдоним взял себе В.З.Корж.


Под датой 11 августа 1941 года находим учетную запись личного состава. Их было немногим больше, чем апостолов у Христа. «Комаров, Воронов, Кранов, Иванов, Красный, Сосновский, Перов, Седов, Турчик, Антонов, Сашка, Северов, Сосновский малый, Черный…». Из 14-строчного списка установлено шесть фамилий. Например, Комаров – Корж, Северов – Нордман, Воронов – Карасев, Иванов – Чуклай… С них, буквально с горсти несломленных патриотов, начиналось будущее многотысячное партизанское войско.


* * *

Удивительный случай: война на Полесье для пинских партизан завершилась почти там же, где и началась – у берегов Ясельды. Сводный отряд разведчиков, членов подпольных райкомов комсомола, подчиненных Эдуарду Нордману, в дни освобождения Пинска от немецко-фашистских захватчиков контролировал дорогу Пинск-Мотоль: обстреливал и задерживал обозы отступающего противника. Главное, партизаны не позволили фашистам сжечь деревни Тобулки, Поречье, Мерчицы. А это совсем недалеко от Рябого моста.


Спустя десятилетия, на закате жизни Эдуард Болеславович, будучи почетным сотрудником госбезопасности, Почетным гражданином г. Пинска, говорил: «Не забыть мне тот Рябой мост, я в долгу перед товарищами». Не забудем и мы, Эдуард Болеславович.

Вячеслав ИЛЬЕНКОВ (фото).

 



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *