«Бить или не бить — вот в чём вопрос», или Снова о тату-искусстве

Молодежка

  Когда я сделала себе первую татуировку, то столкнулась с недоумением близких людей, сверстников, не говоря уже о людях старшего поколения. 
  — Ты что, мать, сдурела? — выпалила знакомая, имеющая за плечами два высших образования и богатый жизненный опыт. — Ты работаешь журналистом, общаешься с бессчетным количеством людей и бьешь татухи — это несерьезно!
  На дворе XXI век, а отношение к тату-культуре весьма противоречивое: начиная от бурного восторга и заканчивая брезгливостью и отвращением. Уже давно прошли времена, когда наколки делали заключенные, тем не менее, существует множество стереотипов, связанных с тату-сферой. Чтобы разобраться с ними, мы обратились к Вячеславу ВЕСЕЛОВУ (псевдоним), одному из самых известных татуировщиков нашего города. 



  Сейчас мужчина работает на две страны — в Беларуси, в частности в пинском салоне «Галерея красоты», и в тату-салонах Германии. «Если в нашей стране человек годами не может решиться на свое первое тату, то за рубежом, – отмечает Вячеслав, – отношение к трансформации своего тела совершенно иное. Для иностранцев сделать новую татуировку равнозначно тому, что нашим сменить прическу».

  От автослесаря до татуировщика Студия Вячеслава выдержана в стиле минимализма: черепа, фотографии тату-мастера за работой. Спрашиваю, почему он выбрал такую нестандартную профессию.

  — По образованию я автослесарь, но по специальности не проработал ни дня,— откровенничает Вячеслав. — До того как пришел в тату-сферу, более 10 лет трудился оператором по деревообработке в ЗАО «Холдинговая компания «Пинскдрев». Тату-искусство привлекало меня давно. Помню, мой папа, когда мне было 12 лет, сделал себе татуировку орла на плече. Конечно, я исключительно положительно к этому отнесся. Первую свою татуировку я сделал в армии в довольно экстремальных условиях — самодельной машинкой, в качестве краски использовались чернила из ручки. Сейчас бы я так рисковать здоровьем не стал бы, но тогда юношеский максимализм и смекалка одержали надо мной верх.



 Немногим позже я познакомился со своим первым тату-мастером Андреем. У него я впервые увидел тату-машины, краски и влюбился в этот пленительный мир. Первые тату-машины я взял в кредит втайне от жены. Стоимость одной составляла 300 евро. Решил: «Пан или пропал». Нужно было пробовать заниматься делом, которое мне действительно нравилось. Вскоре покупка машин окупилась с лихвой, тем более что набивать руку было просто: друзей, которые готовы были украсить свое тело какой-нибудь работой, — хоть отбавляй. И сейчас я счастлив, что пошел на такой рискованный поступок: я безумно люблю свою работу, она меня вдохновляет. 

  Более шести лет Вячеслав помогает пинчанам самовыражаться — выглядеть круче, становиться заметнее. В его золотых руках побывали люди различного социального статуса и профессий. 



  — Сейчас в каждом сотруднике работодатели прежде всего ценят деловые качества: ответственность, работоспособность, инициативность, — говорит Вячеслав. — И, по-моему, татуировка никак не может помешать в трудоустройстве в любой сфере, ведь прошли те времена, когда к человеку с «картинками» на теле относились предосудительно. Я думаю, следует развенчивать мифы, связанные с тем, что человек с тату не сможет занимать ответственные должности. 

  «Перемен требуют наши сердца»


  В любом деле человеку необходимо развиваться и расти. Поэтому для повышения профессионализма Вячеслав ежегодно посещает международные тату-конвенции, где общается со своими единомышленниками, набирается новых идей и вдохновения. 

  — Стать тату-мастером не проблема, а вот закрепиться в данной сфере, зарекомендовать себя с хорошей стороны и привлечь как можно больше клиентов — это целая стратегия, — говорит Вячеслав. — И важно понимать, что в больших городах эта ниша занята другими мастерами. Моя клиентская база нарабатывалась годами, и я делаю все для того, чтобы у людей было желание приходить ко мне. Поэтому каждый мастер должен следить за трендами в тату-сфере, уметь грамотно рекламировать и продвигать свой товар, достучаться до аудитории. У «художников по телу» есть свой индивидуальный почерк, и с годами работы должны становиться  качественнее и профессиональнее. 

  О работе за границей

  Вячеслав работает в Германии более двух лет. Он отметил, что там белорусские тату-мастера на вес золота, поскольку за рубежом тату-бизнес поставлен на поток и иностранные мастера, стремясь заработать больше денег, порой забывают о качестве…

  — У меня была клиентка, родом из Пинска. Ее друзья жили в Германии, — рассказывает В. Веселов. — Она показала мое портфолио своим приятелям, и тем мое творчество понравилось. Они пригласили меня поработать в Германии. Было ли страшно? Еще бы! Незнакомая страна, плохое знание языка и еще куча нюансов, которые нужно было узнавать. Но если бы я не попробовал и не рискнул, то точно бы не стал работать за границей. 

  Сейчас у Вячеслава есть переводчик и постоянная клиентская база, менеджер, который ведет запись клиентов. Мастер работает месяц в Пинске, месяц — за рубежом. 

  — Если сравнивать Беларусь и Германию, то подходы к выбору тату совершенно разные, — говорит Вячеслав. — За границей новое тату — это что-то обыденное, и иностранец особо не «парится» при его выборе. Там нет общественного порицания, иностранцы толерантны к людям с рисунками на теле. У нас же человек более серьезно и обдуманно подходит к разработке экскизов, общей концепции работ. В Пинске у людей еще развито стереотипное мышление и существует множество предрассудков по данному поводу. Еще одна важная черта, которая отличает немцев от белорусов: в Германии татуировки делают в более осознанном возрасте — 30-40 лет. А у нас, наоборот, молодые люди — начиная от 18 лет.  Я, как мастер, считаю иностранный подход более разумным. Ведь татуировка остается на всю жизнь. 



  —  Что же пользуется наибольшим спросом у пинчан в плане татуировок? 

  — Как таковой закономерности не прослеживается. Девушки выбирают как нежные, утонченные работы, так и что-то более дерзкое и брутальное. Тут все зависит от вкуса. Кому-то нравятся черепа, изображения львов, волков, а кто-то любит цветы, геометрию, акварель. Отмечу антитренды, которые были модны в 90-х: татуировки на пояснице, звездочки, иероглифы…
 Всем, кто хотел бы иметь татуировку, но не решается ее делать, советую: не гонитесь за модой, выбирайте мотивы, которые будут близки вашему характеру, стилю. 

  — Как относятся к вашему творчеству родственники?

  — Родные поддерживают меня. Жена, когда я только начинал, относилась к моему творчеству с некоей долей скептицизма, но, после того как увидела, что у меня получается делать качественные работы, поверила в меня и всячески поддерживает. К тому же тату-бизнес приносит неплохие деньги, а значит, для семейного бюджета это неоспоримый плюс. Своему папе я сделал две татуировки — у нас с ним очень схожее видение мира. У меня двое детей: младший сын Женька и дочка Аня. Если в один прекрасный момент дети мне скажут, что хотят татуировку, я не стану их отговаривать. Но считаю, что этот шаг должен быть взвешенным, осознанным и после достижения совершеннолетия. А главное — в профессиональном салоне, где все стерильно и безопасно. 



  Комментарии…
 
 Руководитель отдела по социальной работе Пинской епархии иерей Сергий Плотницкий:

  — Отношение церкви к татуировкам отрицательное. Однако, возможно, лет через 20 отношение к тату-культуре будет иным и вы услышите противоположный комментарий от священника. Принять какую-то определенную точку зрения в данном вопросе проблематично. Несомненно, все зависит от того, какие цели преследует человек, наносящий на свое тело подобные «рисунки». В книгах для подготовки к исповеди нет греха татуировки. В одной из них, однако, есть фраза: «Согрешил(а), следуя безбожным обычаям мира сего, а также желая нравиться и прельщать, стриглась и красилась (этим попиралась заповедь Божья о внешнем виде женщины)». Следовательно, желание нравиться другим людям является грехом. А значит, и татуировки в таком случае приветствоваться не могут.

  Христианская традиция нанесения татуировки началась на Святой Земле и в Египте еще в шестом или седьмом веке, распространилась во всех восточнохристианских общинах, таких как эфиопская, армянская, сирийская церкви. Например, копты — потомки древних израильтян — наносили татуировки креста как знак доказательства христианской веры. Древнюю традицию наносить на запястья рук татуировку в виде креста современные копты объясняют тем, что их далекие предшественники — египтяне и эфиопы — ценили веру дороже земной жизни. Татуировка делала невозможной даже саму мысль об отречении от своей принадлежности к христианской вере во время гонений. Одно из возможных объяснений возникновения этой традиции в Египте и Эфиопии состоит в том, что у имеющего такой знак в случае гонений не будет соблазна скрыть свою веру и отречься, ибо этот знак неопровержимо свидетельствует о принадлежности к христианству.

 Заведующая противоэпидемиологическим отделением, врач-эпидемиолог Виктория Шитько:

  — Без всяких сомнений, нанесение татуировки в кустарных условиях, на дому чревато печальными последствиями. По официальным данным, в Пинске не зарегистрировано случаев заражения ВИЧ-инфекцией посредством нанесения татуировок, хотя, безусловно, риски есть. Тем не менее в 2017-м был зарегистрирован случай заражения пинчанина гепатитом, в 2016-м произошла аналогичная ситуация. Общее в данных случаях то, что оба гражданина делали татуировки на дому, пренебрегая элементарными правилами безопасности. Поэтому хотелось бы посоветовать нашим горожанам: если уж решились делать татуировки, то исключительно в салонах; необходимо обращать внимание на инструменты и их стерильность; мастер при вас должен установить новую иголку, чтобы упаковка вскрывалась на ваших глазах; человек должен работать в перчатках, а рабочее место должно быть чистым, стерильным. Слишком дорого для собственного здоровья вам может обойтись халатное отношение. Помните об этом и берегите себя!

Тату-салон посетила Наталья ЛЕШКЕВИЧ

Фото Анны ВЕРЕНИЧ 
и из личного архива Вячеслава Веселова



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *