Где Припять с Пиной сходятся

Культура

  Об одной особенности Пинщины напомнила картина в Музее Белорусского Полесья. Это новая работа нашего художника Вячеслава Юргенсона и называется «Пинск. Слияние рек». К празднованию Дня города в рамках Года малой родины музей организовал выставку одной картины.

  Пейзаж может показаться незатейливым, но картина и ее название напоминают о географической особенности Пинска. На холсте видим силуэт города с церковью в Леще с трех сторон омываемого реками. Если бы живопись могла отражать пространство объемно, то зритель увидел бы четыре русла, расходящихся в разные стороны, что, собственно, знакомо каждому пинчанину или гостю города по панораме, открывающейся с набережной в парке культуры и отдыха.

  Само по себе сияние рек и основание города на таком выгодном месте – обычное дело. Однако пинские реки не только сходятся, но и тут же расходятся, и в этом заключается уникальность. Еще совсем недавно, когда была необходимость в речном транспорте, вниз и вверх по Припяти, а также по Пине ходили пассажирские суда. Все водные магистрали Пинщины с пересечением в Пинске активно функционировали.

  К слову, в обязанности горожан, указанных в привилегии Пинску на Магдебургское право в 1581 году, вменялось представление судов и гребцов для поездок государственной администрации.

  Стало давно привычным, что река Припять, по местной традиции называемая Струмень, что обозначает быстрый или стремительный, красивый поток, подходит к восточной части города и, разворачиваясь навстречу солнцу, пересекается с Пиной, направляющейся к Ясельде. Если обратиться к исторической картографии, то такая схема зафиксирована на самой известной карте Великого княжества Литовского – так называемой Радзивилловской карте, изданной в Амстердаме 405 лет тому назад. Ее «Маков вырезал в Несвиже», а до того картограф и гравер Томаш Маковский более полтора десятка лет собирал материалы по географии. Гидронимы указаны четко. Спустя четыре столетия Пина так и осталась Пиной, Струмень же сменил официальное название на Припять.

  Любопытно, Маковский указывает, что Припять, текущую с юга, и Припять, направляющую на восток, соединял еще один речной участок. Эта несуществующая теперь река впадала в Стырь, недалеко от ее слияния со Струменем. Прежние Припять и Струмень разъединялись в мелководном озере, находившемся южнее Пинска. Может быть, это понижение рельефа указывают теперешние осушенные торфяники у деревень Морозовичи и Плещицы?

  Следующую подсказку причины слияний рек у Пинска дает первый достаточно четкий, выполненный в масштабе и с отметками высот план Пинска и местечка Каролин 1794 года. На нем нанесено несколько больших и маленьких «Струменей», устремляющихся в Пину. Все это результат тысячелетних разливов полесских рек, постоянно нащупывающих, куда бы направить вешние воды. Между южной Припятью и северной Пиной возникла сеть быстрых протоков. Картограф князя Юрия Долгорукова отмечает главным Струменем, реку, впадающую в Пину у городского замка напротив иезуитского коллегиума. А то, что сегодня называем Припятью, указано как «копаный канал из реки Струмень», и выходил он к Каролинскому замку и торговой набережной местечка (теперь — район городского парка). Это искусственно направленное русло. Деловые жители Каролина, желая увеличить доходы от посреднической торговли на проложенном пути из Днепра в Вислу, соединили Пину с Припятью, увеличив возможности использования полесских рек. Припять, все же значительно длиннее и больше известна, чем пинский Струмень. И со временем это региональное название исчезло в картографии. Оно звучит лишь в устах старожилов.

  Так в Пинске появилась Припять, в которую Пина изначально, вероятнее всего, не впадала, а текла своим путем из глубинных полесских болот к Городищенскому озеру и Ясельде. Реки сошлись не по своей воле, но это настолько оживило экономику города, что в середине ХIХ века Пинск называли Полесским Ливерпулем, а феномен специально изучался и был изложен в трудах Русского императорского экономического общества. И эти планы по-плечу было осуществлять самим Пинском, казалось бы, провинциальным уездным городом. Не случайно у слияния рек, там, где теперь расположена спасательная станция, возник судостроительный завод О’Бриен де Ласси, семьи ирландского происхождения. Примечательно, что, как бы теперь сказали к модернизацией и успешному продвижению проекта приложила старания Юлия Петровна О”Бриен де Ласси. Так первенцу судостроения Пинск обязан предприимчивой женщине.

  И это не единственные размышления, навеянные картиной, представленной в Музее Белорусского Полесья. Нельзя обойти вниманием и само место слияния рек, а в далеком прошлом проток соединяющий несколько географических направлений, по которым передвигались торговцы, воины, монахи. Оно было известно как предместье, а теперь район города – Леще. Здесь пылкого исследователя ожидает настоящий узел загадок: наследие древних курганов и тайна «миндовговой могилы», церковные предания и пинская летопись. Запечатленный современным художником строящийся храм является четвертым из известных христианских святынь на этом месте. Связанные с Леще повествования и археологические находки относятся ко времени, когда самого Пинска либо не существовало, либо он не назван в летописях. Леще ведет нас к славянским древностям на пинской земле, к теории происхождения названий реки и города, возникшем под влиянием еще более раннего и таинственного периода истории, чем мы представляли прежде, – иллирийско-кельтского. Попробуем заглянуть и туда.

  И все это разговор о месте, которое мы называем слиянием рек. Формирование водной системы Пинщины, начиная от «Геродотова моря», – интересная тема. Ведь Пинск – град над Пиной, и это значит больше, чем просто география.

  …В Петергофе есть скульптура, аллегорично изображающая Волхов и Неву – чем не идея для художественного воплощения единения Пины и Припяти?!

  Вячеслав ИЛЬЕНКОВ
  Фоторепродукция автора



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *