Ровно 435 лет назад король польский и Великий князь литовский Стефан Баторий подарил Пинску магдебургское право

Общество

  12 января 1581 года — особая дата в истории города над Пиной. 435 лет тому назад король польский и Великий князь литовский Стефан Баторий пожаловал Пинску магдебургское право «к лучшему добробыту и порядку» и городской герб — «лук з стрелою, назначаем и подаем». 

  Если раннее упоминание поселения над Пиной можно назвать днем рождения Пинска, то пожалование городу магдебургского права — днем его совершеннолетия. Причем, если о самом возникновении поселения до сих пор ничего не известно, то время, с которого продолжилась его история как города, использующего систему самоуправления, развивающего торговлю и ремесленничество, а затем и промышленность, знаем точно.  

  По магдебургскому праву интересы горожан и взаимоотношения с властью регулировали «войт з лавай і бурмістр з радай». Войт назначался королем, бурмистр избирался мещанами. Городская рада и лава составляли магистрат. Собственно, по тому же принципу осуществляется и теперешнее руководство: исполнительной вертикалью и корпусом городских представителей — Советом депутатов.

  Еще на заре формирования органов местного самоуправления в их обязанность входило благоустройство города и его земель. Так, по привилегии 1581 года разрешалось брать деньги с купцов, проследовавших с товарами через городские ворота, для ремонта въездных мостов. Здесь же предписывалось не строить бани при домах, а иметь одну для безопасности от огня «на стороне мает быты збудована».

  На протяжении еще нескольких веков короли неоднократно подтверждали право управления Пинска по «праву магдебургскому». Для нашего города оно было сохранено даже тогда, когда под влиянием сложных экономических условий в Великом княжестве Литовском было сокращено число городов и местечек, пользовавшихся этой привилегией, и просуществовало в полной мере до второго раздела Речи Посполитой (1793 г.) и включения Пинска в состав Российской империи.

  Магдебургское право не существует в прежнем виде и остается историческим фактом признания правового статуса городов. Чего не скажешь о гербах. Они значительно пережили время действия королевских грамот и решений бургомистров.

   Город без герба это — как человек без фотографии в паспорте. Золотой лук с натянутой тетивой, изображенный в красном поле щита, — символ Пинска. Но так было не всегда. В нынешнем году исполняется не только 435 лет магдебургскому праву Пинска, но и 25 лет утверждения положения о городском гербе. Получилось так, что через 410 лет после магдебургской привилегии депутаты городского Совета вынуждены были решать, каким же быть пинскому гербу. Причем некоторые народные избранники всерьез рассуждали, куда все-таки следует направить острие стрелы, чтобы не обидеть соседей.



  Дело в том, что к этому времени единого городского герба не существовало. В Белорусской ССР вообще в геральдике не было необходимости. Советское государство имело свою символику, и ею широко пользовались. О городских гербах вспомнили в 80-е годы, когда стал развиваться массовый познавательный туризм. Без возрождения исторической геральдики было не обойтись. Вот только для Пинска все оказалось непросто. Вначале наш герб потерял самостоятельное значение, когда гербы городов Российской империи стали включать в себя символику губернского города или императорского двуглавого орла. Затем метаморфозы лука со стрелой стали происходить и при польской буржуазной власти 1921-1939 годов. Лук был направлен вверх, как в гербе ставшего центром Полесского воеводства города Бреста. Только брестский герб имел традиционное голубое поле щита, и, вероятней всего, чтобы не быть похожим при цветной печати, изображение пинского герба получило красное поле.

  На основе довоенной практики началось герботворчество 80-х годов. Например, в герб Пинска все с тем же луком, направленным вверх, пытались совместить на нижней голубой части щита символику отраслей народного хозяйства. Шестерня — это машиностроение, бобина ниток — трикотажное производство, керамическая трубка — мелиорация, теплоход — речной транспорт. Появились более упрощенные варианты: лук на красном фоне с надписью «Пинск» или датой летописного упоминания города.

  Применить исторический подход стало возможным после выхода в 1989 году уникального для своего времени издания «Гарадская геральдыка Беларусі» Анатолия Титова. Исследователь привел фотографию одного из ранних оттисков городской печати, на котором лук был повернут влево. Здесь нужно сделать одно важное пояснение. На изображении видно, что стрела направлена влево, однако в геральдическом описании отмечается, что «острие стрелы направлено вправо». Имеется в виду то, что направление острия стрелы на изображении герба соответствует его обратному расположению, т.е. надо представить щит в левой руке воина. В 1991 году вышел в свет почтовый конверт с пятью гербами городов Беларуси, среди которых был и герб Пинска. Почта опередила местных законодателей.

  После дискуссии на нескольких сессиях и документа из Института истории Академии наук пинские депутаты большинством голосов утвердили Положение о гербе г. Пинска, признав преемственность герба 1581 года.

  Впрочем, все оказалось сложнее. При Совете Министров Республики Беларусь была создана Государственная геральдическая служба. Обновленный пинский герб сразу не был включен в единый реестр — так называемый «Гербавы матрыкул». Требовалось унифицировать вид герба в соответствии с геральдическими правилами и общими принципами использования. В частности, не было оформлено гербовое поле. Геральдическая служба внесла нужные предложения. На основании их в 1994 году горсовет депутатов вновь вернулся к этому вопросу и утвердил полное описание герба. Это было сделано очень кстати, ведь тогда нужно было начинать подготовку к празднованию 900-летия Пинска.

  Впрочем, на этом история герба не окончилась. Дело в том, что подлинник грамоты Пинску на магдебургское право, по сути дела главный городской документ, так и не был опубликован. А ведь только благодаря оригиналу стало бы ясно, каким изначально должен быть герб. Если письменное описание было кратким, то на пергаменте герб рисовали в деталях. Содержание грамоты Пинску на магдебургское право от 12 января 1581 года известно по его публикации в третьем томе Актов Западной России за № 15, издававшихся в середине ХIХ века в Санкт-Петербурге. В нашем распоряжении есть также копия подтверждения магдебургского права от 14 марта 1633 года, помещенная в Собрании древних грамот и актов городов Минской губернии, изданном в 1848 году. Но все это только набранные типографским шрифтом тексты. Копирование изображений тогда еще не существовало, а сами документы брались из разных мест: магнатских библиотек, университетов, церквей и костелов…

  Не многое уцелело до наших дней. В поисках библиотеки пинской католической семинарии мне удалось сфотографировать герб Логишина на привилегии XVII века в одном из католических монастырей в Польше. На голубое поле щита указывали мелкие горизонтальные линии. Если бы нашелся пинский герб, то красный цвет по геральдическим правилам обозначался бы вертикальными линиями. А может, мы бы увидели другую штриховку и геральдические элементы?!

  В Музее Белорусского Полесья есть важные экспонаты, напоминающие о высокой социально-правовой культуре наших предков. Это издания Статута Великого княжества Литовского и сборника «Право мейское», использовавшегося в повседневной практике местной юриспруденции того времени. Для полноты экспозиции не хватает грамоты магдебургского права, если не подлинника, то хотя бы хорошей копии, которая, будем надеяться, когда-то найдется.

  Вячеслав ИЛЬЕНКОВ

  Фото автора



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *