Чернобыльская командировка

Общество

26 апреля 1986-го выдалось в Пинске солнечным и теплым. Служба в ГОВД проходила в штатном режиме. Милиционеры готовились к первомайской демонстрации. После праздничного шествия 1 мая все круто изменилось.

Николай КОХНЮК (слева) и Александр ТКАЧ. Фото сделано 20 мая 1987 года.

Один за другим из города по приказу для борьбы с невидимым врагом в 30-километровую зону взорвавшейся Чернобыльской АЭС отправлялись сотрудники отдела. На их плечи ложилась нелегкая задача – противостоять хаосу и панике, охранять территории, пораженные еще вчера, казалось, мирным атомом, от мародеров. Чернобыль на Припяти, где работала атомная станция, бедой вошел в судьбы тысяч людей – белорусов, украинцев, русских. Спустя год на ликвидацию последствий аварии на ЧАЭС были направлены и водители патрульно-постовой службы ГОВД Николай Кохнюк и Александр Ткач.

– Мы прибыли в Наровлянский район ровно через год после взрыва реактора в Чернобыле, – вспоминает Николай Алексеевич. – Командировка длилась до 28 мая. Охраняли деревни Белый Берег, Довляды, Дёрновичи, Карповичи, Гридни. Некоторых из этих населенных пунктов давно нет на картах республики. Уже к нашему приезду местность здесь сильно изменилась. В Гриднях, помнится, жителей не было, а по соседству в деревне еще было заселено несколько хат. Фермы демонтированы. Люди оставили дома со всем имуществом. Расплодились дикие животные. Собаки, правда, особую агрессию не проявляли, их подкармливали. Каждая смена начиналась с обхода подворий. Открытые настежь окна и двери – значит, посетили «объекты» непрошеные гости. Сами по себе они были не так страшны. Угрозу представляло уносимое ими имущество. Ведь понимали, что
на нем, как говорится, клейма негде было ставить, а тащили все, что под руку попадалось. Сами пользовались, продавали, угрожая собственному в первую очередь здоровью. 12 часов продолжалась смена. Не хватало воздуха, во рту стоял металлический привкус, першило в горле… Не спасали от жажды две бутылки минеральной воды, которые полагались по норме несущим охрану. Александр Ткач, мой напарник, часто говорил, что перед глазами стояли слезы жены, когда она узнала про его
командировку в Чернобыль. И мне до сих пор помнятся боль и тревога моей семьи за нас, как тогда говорили, чернобыльцев.

Служил я три года на Краснознаменном Балтийском флоте старшим корабельным старшиной, и это время, кажется, пробежало куда быстрее, чем месяц чернобыльской командировки. В родной Якше, что в Ивановском районе, не было, пожалуй, никого, кто бы не интересовался тогда моей службой. Спасибо землякам: они поддерживали в самые трудные дни.

– С Николаем мы познакомились в отряде ППС, когда он уже почти два года служил в ГОВД, – продолжил рассказ Александр Ткач. – Я после службы в Московском округе ПВО вернулся в поселок Речицу Столинского района и вскоре стал, как и Николай, патрульным-водителем ГОВД. В Наровлянский район отправились вместе. Что запомнилось? Живописная природа в Белом Береге, утки, лоси… Патрулирование зоны. При хорошей погоде можно было рассмотреть трубы АЭС. Легче переносились ночи – тишина, значит, люди отдыхают. А днем опять та же тишина давила, казалось, вот-вот воздух взорвется. Вокруг шлагбаумы. Расслабляться нельзя было ни на минуту. Даже тогда, когда во время отдыха на школьном стадионе в Тешково играли в футбол. Здесь базировался наш сводный Брестский отряд ликвидаторов. Было нам тогда по 25-30 лет, и мы, как в армии, исполняли долг по защите огромной тогда Родины – Советского Союза. Прошло 35 лет, а мы с Николаем Кохнюком по-прежнему дружны, уволились из ГОВД по выслуге лет. Он – с должности старшего инспектора-дежурного в звании капитана милиции, а я – командиром конвойного отделения, старшим прапорщиком милиции.

Оба они, скажу от себя, до сего дня работают на «гражданке» и как семейные реликвии хранят награды 1987 года. Николай Алексеевич – Почетную грамоту Наровлянского РК КПБ, а Александр Михайлович – Грамоту РК ЛКСМБ. Не часто носят нагрудные знаки МВД Республики Беларусь «Участник ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС». Ведут здоровый образ жизни. В определенной степени пользуются благами, определенными Законом Республики Беларусь «О социальной защите граждан, пострадавших от катастрофы на Чернобыльской АЭС, других радиационных аварий», бессрочно. Бессрочными стали для ликвидаторов их командировки-87 в чернобыльские зоны, где они сполна исполнили долг, преграждая путь распространения смертоносной радиации.

Тамара ЩЕРБАКОВА.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *