Архиепископ Пинский и Лунинецкий Стефан реассказал о своем дедушке-фронтовике

Общество

На фронте многие становились верующими, даже атеисты. Каждый верил по-своему: один — что выполнит приказ и не подведет товарищей, другой — что уцелеет в сражении, что не останется без заступничества в земной брани Сил Небесных. Но, по сути, верили в одно и то же — в свою и завещанную нам Победу. Сегодня со всей очевидностью раскрывается вклад в нее Русской Православной Церкви. Несмотря на то что находилась в тисках гонений богоборческой властью, она совершила молитвенный и жертвенный подвиг во имя свободы Отечества.

В преддверии памятной даты состоялись конференции и чтения, посвященные духовным истокам Великой Победы. Обстоятельный доклад подготовил архиепископ Пинский и Лунинецкий Стефан. Он был зачитан на V Белорусских Рождественских чтениях. Работая над темой, архиерей затронул свою семейную историю (ведь эпохальные события преломляются в судьбах простых людей) и цитатами из писем с фронта поведал о дедушке-солдате. Василий Николаевич Шидловский, уроженец деревни Корзуны Смиловичского района, прошел Первую мировую войну, а в июне 1941 г. работал в Смиловичах на войлочной фабрике. Во время оккупации помогал партизанам. Он передал в отряд план фабрики. Это дало возможность народным мстителям полностью ее уничтожить во время ночного рейда. В июле 1944 г. Василий Николаевич был призван в армию. Фронт уже шел на запад. В семейном архиве сохранились его письма*. В них перед нами предстает православный христианин, верный сын своей земли, своего Отечества, любящий семьянин, верный друг и земляк. Совсем мало ему выпало послужить.


«Я, слава Богу, жив и здоров, чего и вам желаю…


Пишите, что у вас делается. Как идут сенокос и жниво. Нас всех, корзуновских, перевели в другую часть.


За это время я очень соскучился по вас. О, как бы мне хотелось повидать вас хотя бы один час. Никак не могу забыть вас ни на одну минуту.


Харчи у нас хорошие. Три раза в день получаем с кухни суп с мясом и хлеб хороший, ржаной. Хлеб у меня даже остается – отдаю товарищам.


Я теперь один из села: остальные — в других частях. Смотрите, живите хорошо, не спорьте между собой.


Я нахожусь на фронте, недалеко от германской границы. Пишу это письмо под грохот боя. Скоро вступим на германскую землю. Многие из наших уже в бою. На днях, вероятно, и мы пойдем. Уже и сию минуту снаряды летят через нас.


Много раз бывал в боях. Так, на Маковея пришлось нам брать штурмом одну крепость и приходилось перед тем форсировать водные преграды в нескольких местах.


Теперь вот уже дня три как стало тихо и есть возможность написать письмо. А дальше Бог знает, как будет. Живите хорошо и дружно. Справляйте абуток себе и детям, мне не оставляйте ничего, если буду жив, то тогда то и будет.


Какая у вас погода? У нас днем жарко, а ночи ядреные, холодные, изредка бывают дожди. Есть ли селета огурцы и помидоры? Хорошая ли бульба? Как горох и боб?


Есть еще у меня к вам всем, жена и дети, маленькая просьба: если не вернусь, то устройте в моем цветнике во дворе одну маленькую клумбочку из моих любимых цветов на память обо мне, а впрочем, может, и не надо – словом, как хотите…»


Последнее письмо датировано 23 августа 1944 г. После этого Василий Шидловский, по документам, «выбыл из части по ранению», и его дальнейшие следы потерялись, заключил Владыка.

Подготовил Вячеслав ИЛЬЕНКОВ

* Стиль частично сохранен

В родных Корзунах стараниями архиепископа возведена часовня. Она как церковь-памятник — с выбитыми на гранитных плитах именами павших на войне сельчан. Сохранился дедовский дом, а в нем портрет не вернувшегося с войны хозяина, украшенный засушенными цветами-братиками, которые он так любил.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *